Произведение «НАЗОВУ СЕБЯ ШПИОНОМ Часть 3 (1)» (страница 5 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Детектив
Автор:
Читатели: 507 +3
Дата:

НАЗОВУ СЕБЯ ШПИОНОМ Часть 3 (1)

разрешения Евы в жилые помещения. Теперь для подвала нужна третья горничная хотя бы на полставки. Словом, из-за многолюдства всем стало в два раза больше работы и идет ропот о прибавке жалованья.
– Пару дней и решим с этой прибавкой, – пообещал Алекс.
Жорка снова завладел им, и вдвоем они пошли делать визуальный обход «Биремы». Все тренажеры переехали в Боксерскую студию, а Тренажерка превратилась в Чайную с плазмой, сотней дисков DVD, музыкальным центром и трехведерным самоваром. Бильярдная пополнилась полками с книгами на русском и английском и столиком с подшивками газет. Буфет расширился за счет смежной кладовой, и несмотря на дневное время там было полно посетителей, поглощавших бульоны и отбивные, а вторая буфетчица смотрела из-за прилавка на главного босса застенчиво и настороженно.
– Учеников под добрую сотню стало. Взяли еще двух русских учителей. Уже и днем учеба идет, – объяснил многолюдство Жорка.
В подвале новшеств было еще больше чем наверху. Половину площади занимали склады с быттехникой, на второй половине вовсю шел ремонт, мелкие кладовки превращались в большие залы, где можно было разместить настольный теннис, новую бильярдную и тир, в готовом виде предстала сауна с раздевалкой и комнатой отдыха:
– Воду уже запускали, но ждем твоей первой генеральной помывки.
Заглянули и в две жилых «каморы»: в одной разместились два молдаванина, которые, похоже, застряли в «Биреме» на пожизненном ремонтном подряде, во второй – два иногородних гопстопника, Родя и Покусанный Денис:
– Наши дети подземелья, – пояснил Хаза. – Отовсюду их выперли, а на съемную хату им половины наших зарплат не хватает.
В каморах на кирпичах были установлены панцирные сетки с матрасами, листы фанеры на деревянных ящиках служили столами, а крючки в стенах гардеробом. Бомжатник был еще тот. Хорошо хоть подвальные окошки были замазаны белой краской.
– Даешь свое добро, и они все сделают тут цивильно, – понял недовольный взгляд отельера Жорка.
– Халявы все равно не будет. По тысяче рублей с носа пусть платят. Ну что, теперь на смотрины в твой магазин, – пожелал Алекс.
Однако вначале они посетили еще один объект. Прямо из подвала Жорка черным ходом вывел его во двор-колодец, а оттуда в смежный с «Биремой» жилой подъезд. Миновав четыре грязных лестничных пролета, они поднялись на третий этаж, где Хазин своим ключом открыл ободранную квартирную дверь. Коммуналка из пяти комнат и кухни была соединена одним длинным коридором. В кухню, ванную и туалет заглядывать не стали, дабы не травмировать нежную душу Алекса, сразу прошли в две комнаты, которые Жорка снял с возможностью выкупа их через три месяца.
– Стоит в два раза меньше, чем мой Погорелый номер, – оправдывал свой выбор Хазин. – Захотелось отдельного тайного логова.
За всю экскурсию у него в кармане трижды начинал вибрировать мобильник, который он сразу сбрасывал. Алекс делал вид, что не понимает, кто это может там Жорке звонить.
В одной из комнат (спасибо 4-метровым потолкам) были металлические антресоли, на которых располагались тахта и компьютерный столик, а также открывался замечательный вид почти под вертикальным углом в Палисадник «Биремы». В другой комнате, соединенной с первой внутренней дверью, помимо дивана с телевизором и кухонным шкафчиком находились микроволновка, электрочайник, электроплитка под кофейную джезву и небольшой холодильник. 
– Рядом за стеной такая же пятикомнатная коммуналка. Она тоже как раз над «Биремой». Можно пробить внутреннюю лестницу и будет тебе третий отельный этаж. Убью, если не скажешь, какой я молодец! – беспокойно уставился на друга Жорка.
– Молодец будешь, если одна из комнат отойдет мне.
– То есть?
– «Бирему» нужно уплотнять, и я без своего директорского номера.
– А какую?
– «Кухню» тебе, я не смогу спать в ней под рычание холодильника, а «гостиную» мне – присматривать за Палисадником самое то. Не отдашь – значит, жмыдло и шкурник.
– Тут можно еще соседнюю комнату выкупить.
– Вот и выкупай. Но эта с антресолями – моя. Впрочем, не боись, буду ночевать в ней, не более двух-трех ночей в неделю. Кстати, в «Биреме» знают о твоем логове?
– Только Ева и Стас. Они голову мне уже намылили за это.
– Да, нелегко им с нами, богатеями. Кстати, как мои фээсбэшные гопстопники?
– Служат не за страх, а за совесть. Геша и твой Сенюков раскатывают на тачках, Родя и Денис пока в качестве грузчиков-экспедиторов.
– Ну, а теперь-то мы пойдем в магазин?
– Да… Только я тебе хотел одну вещь сказать.
– Ну? – Копылов был весь внимание.
– У нас с Евой… Мы вообще-то хотели тебе это вместе с Евой сказать, – смущенно мялся Хаза. – В общем, переспали мы с ней.
Алекс молчал.
– У меня от отсутствия секса уже подростковые поллюции начались, ну и…
– …она по-товарищески вошла в твое безвыходное положение.
– Ну не издевайся, сам все понимаешь.
– В «Биреме» знают?
– Ты что, конечно, нет! В общем, как-то так.
– И чего ты от меня хочешь? – Алекс старался не засмеяться. – Благословения?
– Не знаю. Ну чтобы ты не злился.
– Десять баксов.
– Чего?
– Нанесение мне морального ущерба будет стоить вам десять баксов. Позвони и скажи ей об этом.
Жорка неуверенно достал мобильник, даже нажал на вызов, но тут же сбросил его.
Спустившись во двор, они, не заходя в «Бирему», кружным путем направились в Магазин. «Бытовая техника из Германии» красовалось над входом – слишком длинно, но максимально содержательно. Внутри было достаточно аскетично: ряды холодильников, стиральных машин, электроплит, плюс три ряда полок с мелкой техникой. Персонал не раздражал своим безделием и многолюдством: девушка на телефоне и кассе, парень на зале. Кроме торгового зала, были еще помещения для босса и бухгалтерии, кладовые, комната для персонала. На улице у входа Покусанный Денис с Гешей грузили в «Бумер» несколько упаковок с мелкой техникой.
– Через два часа у нас качалка, – напомнил им Жорка. Качалкой он называл подвальные тренировки с братками в Боксерской студии.
– Успеем. У нас только три адреса, – заверил князьков Геша, успевший набрать уже некоторой деловой важности. Денис тоже дружелюбно улыбался, хотя в глазах продолжал оставаться прежний мистический страх перед копыловской зубастой неукротимостью.
– Как с доходами? – спросил Алекс, когда они вернулись в директорский кабинет.
– Да ничего. Уже начало капать. На зарплату еще не хватает, но на аванс уже есть. А давай сегодня после качалки опробуем твою сауну, – предложил Жорка.
– Не. Сегодня нет. Вызови сюда Сенюкова, пусть захватит у Софочки бухгалтерские бумаги, домой поеду их смотреть.
– Ты все-таки обиделся на меня из-за Евы, – с горечью констатировал Хазин.
– Ни в одном глазу. Кстати, передай ей, что на завтра в пять мы с ней приглашены в мелкобритское консульство. Французский вариант: мы с Евой супружеская пара, а ты ее герой-любовник. Надеюсь, у нас всех хватит ума держать приличный статус-кво. 
Жорка не возражал. Внешне все как будто разруливалось наилучшим образом, но приехал домой Копылов отнюдь не в радужном настроении. Похоже, отныне любое его общение с Евой, да и с Хазой будет с фигой в кармане. Уж лучше бы они попытались все это от него скрыть, тогда делать простодушный вид было бы гораздо проще.
Чтобы еще больше добавить отрицательных эмоций, он набрал прослушку на мобильник Веры и тут же получил желаемое по полной программе.
«Ты просто не понимаешь, какая жуткая публика эти детдомовцы, – услышал он тяжелый мужской голос. – Считают, что весь мир им по уши всем обязан, а себя они наоборот ни перед кем обязанными не считают. Из-за малейшей выгоды предадут кого угодно и даже не будут чувствовать себя виноватыми».
«Он не детдомовец, до тринадцати лет жил с родителями, – отвечал голос Веры. – Я видела на Кипре его родную тетю и друзей его родителей».
«Сама говорила, он не знает цену деньгам, разбрасывает их направо налево. Если ничего о себе не рассказывает, значит, однозначно сидел. А раз на четвертом курсе в институте, значит, сидел в малолетке. Там нравы еще похлеще чем у взрослых уголовников, настоящими дикими зверенышами становятся».
«Ну, отец, дочь и так с ума сходит, а ты еще добавляешь», – вставился голос матери.
«И что значит, через год поженимся? – снова зазвучал мужской голос. – Целый год получать одни удовольствия и никакого геморроя. Два дня в неделю так и будешь бегать к нему на свиданку. Для любого мужика это самый лучший вариант на свете. Спроси его, пропишет он тебя у себя, тогда все и поймешь».
«Я не буду сама ничего у него спрашивать», – отвечала Вера.
«А что ты решила после диплома? На своем паровозе оставаться, или в библиотеку идти и куда именно? Хотела же в тверскую, а теперь что, в питерскую?»
«Пап, давай я тебе это после диплома скажу, а?»
Послышались шаги и все стихло.
Впрочем, плюсы у этой прослушки тоже имелись. Родители были вполне вменяемыми, а не такими колхозно-базарными как можно было ожидать. 
7
Утром первым делом пришлось решать архиважный вопрос: одевать костюм для похода в консульство сейчас или уже после обеда. Победил утренний вариант. Заново прослушивать Веру он не решился, ведь запросто можно нарваться на ее исповедь лучшей подруге, или на ее флирт с тверским Казановой. Сенюкову он вчера распорядился заезжать не раньше десяти, поэтому всласть сибаритствовал: задравши на журнальный столик ноги, поглощал книжную продукцию. Сегодня это был «Большой англо-русский словарь» Мюллера, где все слова были с ударением. Вот почему даже забывая значение английских и русских слов, он никогда не забывал их правильного произношения.
Но не все коту масленица – ровно в девять «Нокия» пискнула эсэмэской от Жорки: «Я сейчас к тебе приеду, есть возможность хорошо подраться» и следом: «Нужна стрелялка». Оставалось только материться, отменять «Шкоду», быстро завтракать и упаковывать в пакеты помимо костюма еще и парадные туфли. Хазин приехал не один, на заднем сиденье сидели с виноватым видом Геша и Покусанный Денис, да и джип был припаркован так, чтобы не попасться на глаза Стасу. При виде гопстопников Алекс в машину не полез, знаком отозвал Жорку в сторону.
– Вчера, ты сам видел, они поехали развозить по адресам мелочевку, – доложил Хаза. – В третьем адресе у них кофеварку забрали, а самих без денег выгнали взашей.
– И что, нужна стрелялка?!
– Там явно съемная хата и три здоровых мужика. Кофе на халяву им захотелось.
– Возьми Игоря с Глебом.
– Не, они под тобой ходят. Я даже их спрашивать не буду. Нужен ты со стрелялкой.
– У меня консульство.
– До него еще полдня. Все успеем.
– Давай я тебе за кофеварку заплачу?
Жорка выразительно покосился на джип, мол, отказ – полная потеря лица перед твоими же гопстопниками.
– Нас потом легко вычислят.
– Войдем, не как магазинщики, а как нормальные налетчики. А при виде стрелялки вряд ли кто захочет потом в ментовку бежать.
  Делать нечего – Жорка своей просьбой его поймал, напомнил о собственном таком же вызове из Москвы. Оставалось лишь надеяться, что наглых мужиков на месте не окажется.
Хазин к налету подготовился как следует. Помимо балаклав и матерчатых перчаток приготовил три вентильных маховика в качестве кастетов и три отвертки в


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама