Произведение «НЕ ИЩИ ЗВЕРЯ МОЕГО» (страница 2 из 13)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Мистика
Автор:
Оценка: 5
Читатели: 2644 +1
Дата:

НЕ ИЩИ ЗВЕРЯ МОЕГО

увидеть дело, да общаться  с Юркой. Она же теперь работает в областной прокуратуре.
- Наташка - прокурор?!
- А ты думал! И, между прочим, про тебя интересовалась. Да ты бы её видел, дама , что называется, в самом соку. И не замужем!
- Да пошёл ты. Мне не до этого сейчас. Я хочу во всём разобраться.
- А, всё это пустое. Юрку всё равно уже не вернёшь.
- Юрку не вернёшь, это ты прав. А имя? Честное имя человека, с этим как? Запомни, Димон, и мёртвому спокойнее спится, когда могила его накрыта честным именем, а не плюют на неё  все проходящие мимо. И всё на этом. Или слушай мои команды, или отвали от борта и не брызгай дерьмом , которого вокруг и так хватает.
- Всё, всё, всё! Умолкаю и перехожу  в полное ваше подчинение, о , мой генерал!
- Только старлей. Подхалимов не люблю, хотя и приятно слушать. А теперь приказ номер раз. Помыться, побриться, форма одежды парадная. Пришло время навестить областную прокуратуру…
У двери кабинета номер сто двадцать три висела табличка, на которой было написано: "Следователь Сенникова Н.Н." Дима постучал.
- Войдите! – послышалось из кабинета. Друзья вошли. В небольшой комнате что-то писала за столом молодая женщина в форме с модной стрижкой "Сесон".
- Присаживайтесь! – не отрываясь от записей сказала следователь.
Друзья сели. Виктор почувствовал, как учащённо забилось его сердце и защемило где-то под ложечкой. Наташка, безусловно, изменилась и изменилась в лучшую сторону. Перед ним сидела красивая молодая женщина, а не та девочка с косами и конопушками, как у клоуна около носа. Виктор хотел переменить положение ног, но его сапоги предательски скрипнули. "И на кой чёрт я одел форму?!" – нервно подумал он, но тут же услышал:
- Боже мой, Витька, неужели это ты?! А как идёт тебе форма, ну просто красавец!
- Между прочим, неприлично говорить комплименты одному мужчине в присутствии другого! – сделав обиженное выражение лица, сказал Димка.
- Это женщине нельзя говорить комплименты, если рядом есть ещё женщина. Хотя мне можно! Ну, чего же ты? Ну, давай, говори мне комплименты, Витенька. Говори, какая я красивая стала, какая у меня фигура, ну?! Или ты считаешь меня некрасивой?!
- Да нет, что ты! Ты очень даже красивая.
- Правда?
- Правда!
- Правда, правда! – поддержал друга Дима.
- Ну, вот и хорошо, с этим разобрались. Как поживаешь, Витёк? – спросила Наташа, подсев к   нему.
- Да я так, у меня всё в норме. Комвзвода после училища получил. А вот лучше ты мне скажи, что у вас тут творится? – уже окончательно придя в себя, пошёл в атаку Виктор.
- Ты про Юрку?
- Да!
- Поверь мне, я всё, что могла, сделала.
- Значит, не всё, если его посадили!
- Да пойми же ты, там был свидетель, которая всё видела.
- А может, она обозналась? Может, что-то перепутала?! Это же не в фантики играть, тут жизнь человека на кону!
- А мы здесь в фантики и не играем! А  выполняем свою работу, и поверь мне, хорошо выполняем!
- От вашей работы Юрка в могиле сейчас лежит!
- Ты зачем пришёл?! Ты пришёл за этим, чтобы меня упрекать пришёл?! – голос Наташи дрожал. – Тогда пошёл вон, дурак! – тихо сказала она и, сев за стол, заплакала.
- Ну, что ты, Натусик?! Ну, правда, ребята, хватит вам уже! Ну, ради меня, я прошу! – жалобно стал просить Димка. В этот момент  дверь в кабинет распахнулась, и вошёл невысокий худощавый мужчина. Он, бесцеремонно оглядев Виктора и Диму, подошёл к Наташе и, скорчив некое подобие улыбки, спросил:
- Вас кто-то обидел, Натали?
- Нет, всё в порядке!
- А почему у нас слёзки? – и он попытался своим носовым платком вытереть её слёзы. Но Наташа резко отстранилась, строго  и коротко сказав: "Нет, не надо!"  В одну секунду всё в этом человеке стало  ненавистно Виктору. И гладкие, словно намазанные  чем-то, волосы, зачёсанные назад, и его тонкие губки, и совершенно не мужские маленькие ручки - в общем, абсолютно всё. Виктор сделал движение в его  сторону, но Наташа, интуитивно уловив и поняв его намерение, быстро вскочила со своего стула и, взяв сослуживца за локоть, повела к двери, повторяя при этом: "Всё хорошо, у меня всё хорошо! Если будет нужно, я обязательно вас позову, Виктор Иванович!"
- Вот свинья, ещё секунда и я сломал бы ему руку! – зло произнёс Виктор.
- Не свинья, а сморчок!
- Что - сморчок?! Почему сморчок? – непонимающе переспросил Виктор.
- Сморчок? Потому что Сморчок Виктор Иванович - старший следователь прокуратуры. Он, кстати, и вёл дело Юры.
- Наташ, ты это… ты не сердись на меня, ладно?
- Проехали, Витюша, проехали.  Хотя мне кажется, что переехало это дело меня, оставив колею от колёс в сердце и душе такую глубокую, что ничего не хочется уже.
- Ну что ты, что ты? Надо держаться, слышишь, надо держаться , и пройти через всё это дерьмо! – успокаивал её Виктор. А Наташа положила ему на грудь голову, и так ей было хорошо и спокойно в этот момент, что всю жизнь вот так вот и провела бы у него на груди.
- Ты дашь нам её адрес? – тихо спросил Виктор.
- Чей?
- Да девочки той, ну свидетельницы.
- Витя, а ты точно знаешь, что делаешь?
- Да!
- Ну, хорошо, я пойду с вами. Сейчас у меня совещание у шефа, а вот  часикам  к четырём подходите, и пойдём, лады?
- Лады! …

Глава – 4 –

Крапивина Людмила жила на улице Рыленкова. Подойдя к подъезду, в котором жила девушка, Наташа усадила Виктора  с Димой на скамеечку.
- Так будет лучше. Я хочу сначала сама с ней переговорить, а потом уж и вас позову, – сказала Наташа и вошла в подъезд. Её не было довольно долго, и друзья уже хотели было идти за ней, как из подъезда вышла Наташа с растерянно-озабоченным выражением лица.
- Ну что? Что она сказала? – спросил, поднимаясь со скамейки, Виктор.
- Она? Она ничего не сказала, потому что её нет дома.
- Ну, конечно же, дело молодое погулять, на танцы сходить! – присоединился к разговору Дима.
- Нет, она не на танцах.
- Так, где же, чёрт возьми?! – уже нервно спросил Виктор.
- Она в больнице, - ответила Наташа, и после небольшой паузы добавила: - в психиатрической больнице.
- Где? – переспросил Дима, но Наташа, словно и не слыша его вопроса, продолжала:
- Я разговаривала с её бабушкой. Та рассказала, что с Милой стали происходить странные вещи. Она боялась оставаться одна, где бы то ни было, потому что везде ей мерещились какие-то огромные жабы, рвущие на части девушку. В общем, её положили в "Гедеоновку".
- Послушай, Наташ, а ты её видела тогда,  во время следствия?
- Да, Витенька, видела.
- И как она тебе показалась?
- Да, в ней было что-то странное. То ли взгляд, то ли сбивчивая речь. Но мы всё это списывали  на последствия шока, который она испытала от увиденного.
- Мне очень, понимаешь, очень нужно её видеть! Я уверен, что она что-то видела и говорит гораздо меньше, чем знает.
- Ну что же, моё удостоверение даёт мне право доступа в это учреждение.
- Значит, по коням?!…
К палате, где находилась Крапивина Мила, они подошли в сопровождении главврача больницы, Смирнова Виктора Николаевича.
- Интересный, очень интересный случай, знаете ли! – держа руки на уровне груди и потирая одну ладонь о другую,  говорил он. – Так, визуально, она абсолютно здорова. И ничего , знаете ли, не сигнализирует о каких-то хоть мало мальских  отклонениях.  Но стоит солнцу сесть, как она словно превращается. Как будто зверь, что спит в ней весь день, с восходом луны пробуждается и, знаете ли, выходит наружу. И поверьте уж мне, человеку, отдавшему психиатрии без малого , сорок лет, это действительно уже не она. Да, да, да! Ни голос, ни взгляд, ни походка. В ней уже нет ничего от той скромной и застенчивой девушки, которой она была всего пять минут назад. Я, знаете ли, хотел уже и в соответствующие органы обратиться, да вы, как говорится , меня опередили.
- Скажите, Виктор Николаевич, а мы можем с ней побеседовать?
- Сейчас - да, конечно. Ведь я же вам уже говорил, что днём она обычная, скромная девушка.
- Тогда пройдёмте, не стоит терять время! – ответила Наташа.
Главврач открыл ключом дверь палаты, и они вошли. В маленьком помещении на кровати сидела худенькая девушка. На её лице не было испуга, а лишь усталость и тоска.
- Здравствуй, Люда! – поздоровался с девушкой главврач.
- Здравствуйте, – тихо ответила девушка.
- Вот тут товарищи хотят с тобой побеседовать, надеюсь, ты не против?
- Пожалуйста, проходите, спрашивайте.
- Здравствуй, Мила, меня зовут Наташа.
- Здравствуйте.
- Расскажи нам ещё раз, пожалуйста, что тогда случилось в колхозе? Что ты видела?
- У нас были танцы, но я ушла рано. Далеко я не ушла, а села на лавочку и смотрела на закат. Вдруг я услышала, что кто-то идёт по дороге в мою сторону. Я испугалась и спряталась в кусты… - девушка замолчала.  На её лбу появились капли пота, а руки дрожали.
- Успокойся, успокойся, Людочка, я с тобой. И я никому не позволю тебя обижать, понимаешь?! – тихо, но уверенно произнёс главврач. Мила взглянула  на него и продолжала:
- К лавке подошли двое, они, явно, ссорились. Это были Кошкин Юра и Свирсова Марина… Вдруг Марина вскрикнула и упала на землю, и я увидела, как Юра стал рвать на ней одежду. Марина сопротивлялась, но он её не слушал, а наносил удар за ударом…
- Милочка, скажи мне, пожалуйста, ты хочешь побыстрее отсюда выбраться, и вылечиться? – спросила её Наташа.
- Да, конечно!
- Тогда ты должна нам помочь, согласна?!
- Да!
- Виктор Николаевич, мне нужна и ваша помощь! – отведя главврача в сторону, обратилась к нему Наташа.
- Слушаю вас.
- Виктор Николаевич, нужно провести с Милой сеанс гипноза. Я знаю, я просто убеждена в том, что её запрограммировали на эту историю. И именно поэтому девочка выдаёт её, как по заученному тексту. А настоящие события, те, что она видела в действительности, из неё выходят после захода солнца. Я прошу вас, вы просто обязаны нам помочь!
- Но, знаете ли, на такого рода опыты , нужны санкции соответствующих органов.
- Будет, будет у вас санкция, я вам обещаю!
- Ну, я даже и не знаю, честное слово…
- Решайтесь же, ведь и для вас как для специалиста этот эксперимент, безусловно, должен быть интересен.
- Ну, хорошо…
Глава – 5 –

Мила уснула практически сразу после начала сеанса. Наташа дала Виктору Николаевичу листочек со списком вопросов, и тот начал:
- Мила, вы хорошо меня слышите?
- Да! – тихо ответила девушка.
- Вам легко и хорошо, и ничто вас не тревожит. Вы слышите только мой голос и повинуетесь мне. Другие голоса и звуки вас не тревожат. Только мой голос! Мой голос для вас закон! Сейчас я задам вам несколько вопросов, и вы чётко ответите мне на них! Вы слышите меня?!
- Да!
- Мой голос, только мой голос! Мой голос для вас - закон! Опишите мне события того вечера, когда произошло то несчастье… Я жду , отвечайте!
- Это произошло в пятницу вечером…
Юра мне очень нравился, и я завидовала Марине, стараясь хоть как-то привлечь его внимание к себе и понравиться. Но он словно и не замечал меня. Я-то ведь только из-за него в этот несчастный колхоз и поехала. Я даже решила его соблазнить…
В ту пятницу в сельском клубе, как всегда, были танцы. Я заранее купила бутылку яблочного вина, чтобы выпить для храбрости. Юра весь вечер танцевал с Мариной, а я стояла в стороне, никому не нужная, одинокая и несчастная. И с каждой минутой обида, зависть и боль унижения росли во мне, превращаясь в один огромный ком ненависти. А выпитое вино, придало мне уверенности… Я знала, какой дорогой они пойдут, и поэтому, уйдя раньше, спряталась в кустах у дороги и ждала их. Но то ли от


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     16:57 12.05.2013
Да-а...
Как говорила Рената  Литвинова,  "как страшно жить!"  
Книга автора
Жизнь и удивительные приключения Арчибальда Керра, английского дипломата 
 Автор: Виктор Владимирович Королев
Реклама