двое (страница 1 из 10)
Тип: Проза
Раздел: Юмор
Тематика: Ироническая проза
Автор: Владимир Славин
Баллы: 2
Читатели: 343
Внесено на сайт: 00:35 23.06.2013
Действия:

двое

ДВОЕ
ироническая повесть в двух частях

Часть 1


     Салон самолета был заполнен лишь на половину. Это не удивительно: кто же летает в Крым в октябре, да еще в теперешней ситуации. Это раньше, когда был жив Союз, можно было лететь куда угодно! А сейчас там, в Крыму, пусть и не полноценная, но  заграница, во всяком случае — официально. Летом, в сезон, еще можно себе позволить вывалить кучу денег за пару недель свидания с морем, но решиться на такое поздней осенью может позволить себе не каждый. Сенцов к ним и не принадлежал. Он ехал в командировку, в Евпаторию, куда ездил ежегодно именно в это время и в течение месяца ремонтировал там уникальное медицинское оборудование. Иногда ему удавалось ухватить несколько теплых дней, но в основном в Евпатории уже было дождливо, пляжи пусты, море остывало. Но Сенцова это не заботило, он любил этот город именно поздней осенью, когда его покидали последние курортники. Евпатория становилась тихой и уютной. Он бродил по бульварам и паркам, сидел в полупустых забегаловках и ресторанах, отдыхая от московской суеты. В принципе командировочное задание он мог выполнить за неделю, но Сенцов умышленно не торопился, продляя себе удовольствие. Это был своего рода второй отпуск в году.
    Сенцов занял свое место в салоне, раскрыл книгу, которую предварительно взял с собой и приготовился на два с половиной часа углубиться в чтение. Ему было тридцать два года, и он имел чуть выше среднего рост и ничем не примечательную внешность. Разве, что волосы у него были изумительного каштанового цвета, чем он сильно гордился. До настоящего времени он так и не женился, сначала откладывая это на потом, но потом так и не наступало. Поэтому жил он в Москве с мамой в одном из  старых московских двориков. До тридцати Сенцов еще и подумывал о женитьбе, но, перевалив этот рубеж, как-то поостыл, и возможность остаться бобылем на всю жизнь уже его не печалила. Нельзя сказать, что он был женоненавистником, ему нравились многие женщины, но чтобы связать судьбу с одной из них — у него и в мыслях не было. Мама ворчала, что он слишком уж требователен к своим подругам, и что нельзя найти супругу совсем без недостатков. Сенцов отшучивался: что, мол, к женскому вопросу он относится чисто потребительски. Мама махала на него руками и на этом обычно воспитательная беседа заканчивалась.
— Молодой человек, Вы заняли не свое место, — услышал Сенцов женский голос и поднял голову. Около него стояла симпатичная молодая особа в легком летнем платье с большой сумкой в руках.
— Вы ошибаетесь, — ответил Сенцов.
— Покажите ваш билет.
— Послушайте, неужели вам не хватает мест в салоне, — показал Сенцов на полупустой салон.
— Зачем мне другие места, если у меня есть свое, — заупрямилась женщина, — но вы сидите на нем. А с других мест могут и попросить.
— Смею вас уверить, что самолет нигде не останавливается, и никто больше в салон уже не зайдет. Посадка закончилась.
— Ну, хватит об этом, если вы не освободите мое место я позову на помощь, — выпалила женщина с трудом уже удерживая свою тяжелую сумку.
Сенцов посмотрел на нее по внимательнее.
- Вот еще пристала, — подумал он. — И ведь и позовет, испортит настроение. Он нехотя подвинулся и пересел к окну, освободив кресло. Дама тотчас плюхнулась в него, положив сумку на колени, и громко задышала. Успокоившись, она сказала уже более мирно:
— Стоило препираться, все равно я всегда своего добиваюсь.
— Завидую, — буркнул Сенцов и углубился в книгу.
Тут самолет задрожал и тронулся с места. Вспыхнуло табло о том, что нужно пристегнуть ремни безопасности. На большинство пассажиров это не произвело ни малейшего впечатления. Напротив соседка Сенцова засуетилась, задвигалась и стала непрерывно щелкать замком ремней.
— Вы знаете, я первый раз в жизни лечу в самолете, ужасно боюсь.
— Заметно, — снова буркнул Сенцов.
— Почему?
— Потому что вы к себе пристегнули мою руку.
Действительно, в результате манипуляций с ремнями соседка, не заметив как, пристегнула левую руку Сенцова к себе и сейчас его рука упиралась локтем ей в живот. Ладонь же Сенцов не опустил, так как опустить ее кроме голых коленей попутчицы было некуда.
— Ой, извините, — она снова занялась замком, но что-то у нее не получалось.
Сенцов вздохнул глубоко и быстро восстановил “status  quo”.
— Да, уберите вы сумку с колен, и вам будет удобнее, — посоветовал он, — надо было её сдать в багаж.
— Ага, чтобы потеряли?
— Багаж летит этим же самолётом и никуда не денется.
— Всё равно могут потерять, — уверенно возразила дама, но сумку поставила под ноги.
    Самолёт помчался по взлётной полосе, набирая скорость. Женщина вцепилась в руку Сенцова своими пальцами, сама, видимо, этого не замечая. Сенцову было больно, так  как на пальчиках попутчицы были длинные и неплохо обработанные ногти, правда, не крашеные. Самолет взлетел  и Сенцов не выдержал:
— Послушайте, сударыня, отпустите меня ради Бога, вы мне весь пиджак испортите, а он у меня один.
— Ой, извините, просто я перепугалась, — попутчица отдернула руку.
    Сенцов снова углубился в чтение.
— А вы в Крым? — спросила осваивающаяся соседка.
—На этом самолёте кроме Симферополя никуда больше не прилетишь, — раздраженно ответил Сенцов.
— Вот и я тоже решила выбраться. Представьте, я ни разу в жизни не купалась в море. А Вы?
— Если Вы — моржиха, то, конечно, ваша мечта сбудется, — начал откровенно злиться Сенцов.
— Почему? — будто не замечала его состояния соседка.  
— Потому что купаются обычно летом, а сейчас конец октября.
— Но ведь там же юг! — удивилась женщина.
    Сенцов не стал ничего отвечать, он чувствовал, что ещё пара вопросов, и он ей нагрубит. Он отвернулся к окну, читать уже не хотелось, настроение испортилось окончательно.
- Надо попробовать уснуть, —  подумал Сенцов и закрыл глаза. Едва он устроился удобнее, как соседка начала тормошить его за руку.
— Смотрите, смотрите какая красотища! Ни разу не видела облаков сверху вниз!
    Сенцов что-то недовольно пробурчал в ответ.
— Ой, извините еще раз, давайте поменяемся местами, я очень хочу посмотреть в окно. Ну, пожалуйста, — жалобно и в то же время кокетливо проговорила она.
— Боже! И зачем я сел в этот чёртов самолёт, откуда Вы взялись на мою голову! Я же в самом начале предлагал Вам сесть у окна!
— Ну, ну не заводитесь, —   ласково проговорила попутчица, — я же не прошу вас купить мне букет цветов, а всего лишь пересесть.
   Этим ответом Сенцов был убит наповал. Он встал и вышел в туалет. Там он достал сигарету и с наслаждением затянулся. Покурив, он успокоился.
- Что это я так расстроился, — ругал он себя,— через час прилетим в Симферополь, и я больше никогда её не увижу. И вот на таких мне предлагают жениться?!  Да не в жизнь!
     Сенцов посмотрел на себя в зеркало и оставшись довольным своим внешним видом проследовал к своему месту в салоне. Подойдя, он увидел, что попутчица даром времени не теряла. Был сооружен импровизированный столик, на котором уже лежали очищенные яйца, бутерброды, конфеты и возвышалась литровая бутылка молока.
— Ах, это Вы возвратились, присаживайтесь, пожалуйста, покушайте, я Вам тут уже яичко почистила.
   Сенцов сконфузился.
— Я не хочу, благодарю,  я не привык кушать в самолётах. Тем более,  скоро будут кормить, в стоимость билета входит обед.
— Ну, не упрямьтесь, а то получится нехорошо, я буду кушать, а Вы сидеть рядом. Некрасиво будет.
— Ну, если только поэтому Вы решили пригласить меня, то я лучше опять Вас покину, — съязвил Сенцов.
— Что Вы к словам придираетесь, садитесь же, — уже раздражаясь, произнесла женщина.
   Сенцов сел, взял яйцо и целиком запихал его в рот, потом запил молоком из бутылки и, поблагодарив, снова уткнулся в книгу.
— Что это вы читаете? — спросила, прожевав, женщина.
— Декамерон, Ботичелли.
— Интересно?
— Очень.
— Про любовь?
— Про всё и про любовь тоже.
— Я тоже люблю книги про любовь, только читать некогда, работа, работа.
— Сочувствую.
— А как Вас зовут? Меня Оля, а Вас?
— Зачем это Вам?
—Ну, должна же я Вас как-нибудь называть!
— Хорошо, называйте меня Олегом Петровичем.
— В таком случае, я — Ольга Николаевна.
— Очень приятно.
— Мне тоже.
— А кем Вы работаете, Олег Петрович? — спросила через некоторое время попутчица, стряхивая крошки с подола.
— Послушайте, Ольга Николаевна, неужели Вы не видите, что у меня нет никакого желания поддерживать разговор? — раздраженно


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Ирина Луцкая      01:56 23.06.2013
1
Убила бы эту бабу!