ПРОБНАЯ ПОПЫТКА (страница 1 из 19)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Сборник: Юмористическая проза
Автор:
Баллы: 10
Читатели: 409
Внесено на сайт:
Действия:

ПРОБНАЯ ПОПЫТКА

(фантастическая повесть)






Глава I, в которой чрезвычайная ситуация вынуждает командира планетолёта «Витязь» Виталия Аверинцева применить противометеоритные бластеры, а второй бортинженер Александр Спирин зарабатывает шишку.

Грузовой космолёт «Витязь» возвращался на Землю из пояса астероидов. Кроме команды, на борту находилось десятка полтора пассажиров — сменная бригада техников-строителей, отпахавшая свои положенные полгода на Церере. Теперь у них впереди были положенные полгода отпуска, а значит — синее море, сосны, Кавказ, Гавайи, бронзовокожие от природы туземки, пальмы — словом, всё, чего только может пожелать молодая здоровая душа, стосковавшаяся по лучшей во вселенной планете.
Каких-то два часа назад корабль пересёк невидимую линию, по которой вокруг Солнца движется Марс. И хотя пространство здесь было такое же чёрное и пустынное, как и в поясе астероидов, настроение у команды заметно улучшилось. Голубая звёздочка прямо по курсу корабля с каждым часом становилась всё ярче и ярче...

— Ах, если бы вы знали, — сказал Николай Шпагин, — какие на Украине вечера. Особенно на Полтавщине. — Он мечтательно улыбнулся и зажмурил глаза. — А какие там леса, реки…
Кроме него, первого штурмана космолёта, в рубке было ещё трое: Виталий Аверинцев, командир и первый пилот, второй штурман Александр Ермаков, радист и бортовой инженер Дмитрий Якушев.
— Вы только представьте, — продолжал Шпагин, — кругом камыши, кувшинки, вода чистая-чистая, прозрачная-прозрачная, а на самом дне — линьки, ворочаются эдак лениво. Кажется, протяни только руку, но нет. — Шпагин хохотнул. — Глубина там метра три будет. Представляете?
— Представляем, — сказал с самым серьёзным видом Якушев. — После полёта — обязательно туда, всем составом. Как, ты говоришь, твоя страна называется? Полтавщина?
— Вам бы только шутить, — насупился Шпагин.
— А я бы предпочёл что-нибудь другое, — сказал Ермаков. — Природа — это, конечно, да, но... Я больше скорость люблю. Не ту, конечно, скорость, с какой движемся мы сейчас. Её-то и оценить по-настоящему нельзя. Так, абстракция какая-то. Если бы не приборы, непонятно было бы даже — движемся мы или стоим. Ничего вокруг не меняется. А вот ту скорость, когда несёшься, к примеру, со снежного склона, когда в лицо — снег, ветер, а сердце прямо-таки готово выскочить из груди, так оно сильно колотится...
Он замолчал, словно бы вспоминая что-то. Лицо у него при этом было не менее мечтательное, чем недавно у Шпагина.
— А вы, оказывается, романтик, Александр, — заметил Аверинцев, смеясь.
— Или, скажем, глайдер, — продолжал Ермаков. — Спортивный, с открытым верхом. Обязательно с открытым верхом. Иначе никакого эффекта, будешь как в консервной банке. Когда мне исполнилось пятнадцать, отец подарил мне такой, самую лучшую на то время модель. Вы себе не представляете. Я гонял на нём, пока не разбил вдрызг.
— Отчего же, — сказал Якушев вежливо. — Очень даже представляем. Сколько, ты говоришь, тебе было лет? Пятнадцать?
— Ну, может, больше, — смутился Ермаков. — Какая, в сущности, разница?
—  Итак, — сказал Шпагин. — Двое высказались, ещё двое остались. Кто там у нас на очереди?
— Дмитрий, — подсказал Ермаков.
— Ну вот, теперь и на нашей улице праздник, — сказал Шпагин с удовлетворением. — Я уже и острот целую охапку заготовил.
— Я тоже, —  сказал Ермаков. — Как, ты говоришь, твоя фамилия? Якушев?

Якушев скромно потупил глаза.
— А что я? — сказал он. — Я человек маленький, незаметный. И желания у меня под стать — тоже маленькие, незаметные.
— Давай-давай. Не уклоняйся.
— Откровенность за откровенность.
— Стыдно признаться, откровенные вы мои, но мне и впрямь нечего вам рассказать. Я такой микроскопический, ни одно нереализованное земное желание во мне просто не помещается. Я этот... как его... Гомо примитивус. И этим всё сказано.
— Значит, отказываешься? — спросил Ермаков зловеще.
— Ну, не то чтобы...
— А давайте его тогда из корабля не выпустим, — предложил тут Шпагин. — Раз у него нет никаких желаний... Сами разъедемся — кто на Кавказ, кто на Полтавщину, кто ещё куда, а его тут оставим — пусть что-нибудь чинит. Наверняка что-нибудь найдётся. Магнитореактор, например.
— Нет-нет, — испугался Якушев. — Я не могу. У меня там Нинка. Она и так уже чуть ли не на стенку от тоски лезет.
— Вот оно! — воскликнул Ермаков.
— Да и на даче работы невпроворот. Малину, смородину собрать, то-сё...
— Нинка на стенку лезет, — подсказал Шпагин.
— Нинка ладно, главное чтобы он у нас на стенку не лез, — заметил Аверинцев. —  Магнитореактор ведь и впрямь второй день починить не можешь.
— Простите великодушно, Виталий Леонидович, — сказал Якушев с обидой, — но я, кажется, уже говорил: починить магнитореактор можно только на Земле. У нас комплектующие закончились.
— Ладно-ладно, — отмахнулся Аверинцев. — Знаю. — Он встал, потянулся, щёлкая суставами. — Чаю, что ли, выпить? Нет, пойду, пожалуй, к себе в каюту, вздремну пару часиков... Эй, Николай, что это с вами?!

Николай Шпагин не ответил. Он смотрел на капитана какими-то неестественно вытаращенными глазами. Лицо у него при этом было бледное, как у фарфоровой статуэтки.
Так продолжалось несколько мгновений. Потом Шпагин судорожно сглотнул, хотел было что-то сказать, но только молча ткнул пальцем в сторону центрального монитора. Все четверо уставились на монитор.
— Однако, — пробормотал Ермаков.
— Однако, — пробормотал Якушев.
— Я так полагаю, — заметил Аверинцев после некоторого молчания, —  что все мы видим одно и то же.
— Если психоз, то общий, — подтвердил Якушев.
— А что мы видим? — спросил Ермаков осторожно.
Шпагин нервно хихикнул.
— Я это к тому, — пояснил Ермаков, — что если речь зашла о психозе, то для начала неплохо бы убедиться, действительно ли он общий.

И тут лицо Аверинцева неприятно исказилось.
— Да это же Спиря! — воскликнул он и с силой ударил себя по колену. — Вот же паршивец, а! Уже и сюда добрался! Ну, я ему покажу! Тоже мне — массовик-затейник выискался! Ну никакой на него управы!
— Да не похоже, Виталий Леонидович, — сказал Якушев, покачав головой. — Этот монитор с операторской не соединяется. У него собственная камера на носу.
— Точно... Хм. Тогда что же получается — у нас действительно психоз?
— А это легко выяснить. Разрешите, я его пощупаю?
— Что ж, щупай.

Пальцы Якушева, гибкие и подвижные, как у пианиста, стремительно запорхали по клавиатуре. На экране дисплея появились данные радиолокации.
— Так, — проговорил бортинженер. — Объект материален.
— Слава Богу, — сказал Ермаков. — С психикой у нас, значит, полный порядок.
Якушев продолжал:
— Параметры объекта таковы. Высота — четыре километра, ширина в размахе крыльев — шестнадцать километров, ширина пасти — одна целая восемь десятых километра. Расстояние между объектом и нами — триста тридцать два километра. — Якушев замолчал и через несколько секунд добавил: — И вот ещё что. Объект движется в одной с нами плоскости и под углом семнадцать градусов к нашему курсу. Мы сближаемся, сближаемся со скоростью одна целая и девятьсот девяносто две тысячных километра в секунду, и это говорит о том, что если кто-то из нас не затормозит или не свернёт, мы обязательно столкнёмся через, примерно... две с половиной минуты.
— Не очень-то много времени для манёвра, — заметил Аверинцев. — Уклоняться, судя по всему, придётся нам. Что ж... — Он щёлкнул тумблером внутреннего оповещения. — Внимание! Говорит командир планетолёта Аверинцев. Общая тревога! Через минуту корабль совершит экстренное торможение. Тревога — не учебная! Свободной смене и пассажирам немедленно занять места в амортизаторах.

Было слышно, как где-то в глубинах корабля завыла сирена.
— Внимание!.. — Аверинцев повторил сообщение ещё раз и отключил связь. —  Якушев, доложите о состоянии противометеоритных бластеров.
— Зарядность — семьдесят процентов, — тотчас отозвался бортинженер. — Вполне достаточно, чтобы справиться с десятком таких объектов... Вы думаете, за минуту они успеют?
— Должны, — вставил Ермаков. — Норматив — сорок одна секунда.
— Норматив, — проворчал Аверинцев. — Знаю я эти нормативы... Так, Александр, это чудо-юдо надо обязательно зафиксировать на плёнке. Займитесь, пожалуйста... Дмитрий, обеспечьте связь с Землёй, а вы, Николай, готовьтесь рассчитать новый курс... М-да. — Он замолчал, глядя на экран, и побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. — Это же надо, — пробормотал он, — ширина пасти, и откуда ты такой взялся?!
На экране, занимая, примерно, шестую его часть, взмахивал перепончатыми крыльями дракон. Гигантский такой дракон. Выглядел он именно так, как его частенько изображали на средневековых гравюрах — с полной огромных зубов пастью, острыми когтями на длинных пальцах, хищными жёлтыми глазками на вытянутой бугристой морде. В общем-то, ничего особенного, если не считать, конечно, того, что это не средневековая гравюра, не голливудский боевик, не сон, не Земля, а самый что ни на есть глубокий космос, иначе — мёртвое безвоздушное пространство, в котором какая бы то ни было жизнь, пусть даже и сказочная, просто невозможна.
— Что ж, — пробормотал Аверинцев. — Будем тормозить.

Он отщёлкнул блокирующую пломбу и положил ладонь на рукоять ручного управления планетолётом.
Якушев между тем начал вызывать Землю.
— «МИФ»! Это «Витязь»! Приём!.. — Он замолчал и поглядел на Аверинцева. — Не отвечают, Виталий Леонидович.
— Переведите в автоматический режим, — посоветовал тот. — Итак, начинаю торможение.
Тотчас изображение дракона на мониторе исчезло, скрывшись за огненно-жёлтыми клубами извергаемой носовыми дюзами плазмы. Сила тяжести на несколько секунд пропала, но тут же возникла вновь, поменяв, правда, направление действия на противоположное. Возникло ощущение, будто все повисли вниз головой. Автоматические ремни безопасности, впрочем, не позволили экипажу вывалиться из кресел.
— Торможение завершено, — объявил Аверинцев через несколько секунд. — Начинаю поворот.

Клубы жёлтой плазмы на мониторе исчезли, и теперь там снова стал виден дракон. За время работы носовых дюз он успел изрядно подрасти — раза в полтора, наверное, если не больше. Стали видны ярко-лиловые полосы на выпуклом брюхе, отливающая зелёным чешуя на плечах и хвост, длинный и тонкий, с острым стреловидным наконечником, мечущийся из стороны в сторону, показываясь то из-за крыльев, то из-за головы, то из-за брюха.
В какой-то момент изображение дракона, располагавшееся почти в центре экрана, поползло в сторону и, наконец, замерло в правом нижнем углу.
— Поворот завершён, — объявил Аверинцев. — Перевожу корабль в прежний режим полёта. Новый курс рассчитан?
— Так точно, — сказал Шпагин.
— Внесите изменения в лоцию.
— Есть!

Сила тяжести между тем снова вернулась к прежнему направлению, неприятные физиологические ощущения исчезли, и команда вздохнула с облегчением.
— Фух! — пробормотал Ермаков и поглядел на экран. — Что, дурашка, не ожидал? Добыча-то попроворнее тебя оказалась. Фамилию Эйнштейн когда-нибудь слышать приходилось?
— Судя по всему, нет, — сказал Шпагин.
— Да, это не овечек на поле воровать, — добавил непонятно зачем Якушев. — Думаю, что


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
     20:02 05.11.2016 (1)
1
Не удалось скопировать кусочек текста, где Диксон попал на другую планету...хороший момент!
     20:02 05.11.2016 (1)
1
— а наоборот, наполняла каждое действие собой, открывала какие-то неведомые ранее сердечные глубины, придавала смысл бессмысленному механистическому существованию. Словно бы совершенно новый смысл жизни открылся Диксону вдруг
     20:04 05.11.2016 (1)
1
Он больше этот кусочек текста, и какой интересный смысл в нём заложен....
     21:34 05.11.2016 (1)
Спасибо, Варюшка!  
     22:31 05.11.2016
1
Вдохновения...
     19:29 19.07.2015 (1)
1
Хорошая повесть. Только так тяжело читать сразу много текста.. Глаза устают..   Попробуйте в следующий раз хотя бы на две половинки текст разделить. Спасибо за фантастику! И так интересно, что же будет в самом деле в этом 2746  году...
     19:40 19.07.2015 (1)
На две половинки? Это по отдельности запостить?
     19:57 19.07.2015
Ну, это как вы решите)) Можно пополам разделить, можно по главам выкладывать Вот, как Айли Рей- она свой роман по главам выкладывает Удобно и не устаешь читать.



http://fabulae.ru/prose_b.php?id=49228
Книга автора
Паровоз в облаках 
 Автор: Кристина Рик
Реклама