После ночи всегда наступает рассвет. Глава 5 (страница 1 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 221
Внесено на сайт:
Действия:

После ночи всегда наступает рассвет. Глава 5

-1-
Заканчивался третий год учёбы Серафимы в училище. Приближалась защита дипломных работ. Однокурсницы немного нервничали из-за волнительных событий: кто-то дописывал теорию, а кто-то пытался честно выучить никому не нужные и труднозапоминающиеся ГОСТы, но все благие намерения сводила на нет благоухающая весна. Трудно усидеть дома, когда в окно заглядывает игривое солнышко, а ласковый весенний ветерок шелестит нежными, только что распустившимися листочками. Уже прилетевшие из тёплых стран птицы призадумывались об уютных гнёздышках, и самцы изо всех сил старались ещё больше склонить к себе симпатии подруг.
                                                                _
Серафима с лёгким сердцем подходила к Гусево: в сумке-пакете лежал дипломный проект в черновом варианте, который она несла на проверку своему консультанту-руководителю.  Шныря и на этот раз проводил её до училища и остановился у заветных кустов, чтобы дождаться окончания занятий, и сопроводить любимую хозяйку обратно домой.  По негласному договору безопасность Серафимы доверено было соблюдать псу. Баюн, мудро рассудив, решил взвалить на свои плечи более тяжёлую ношу: охрану Матвея и дома.

- Привет! Куда так торопишься?
Серафима обернулась на голос. Перед ней стоял Володя Кузнецов.
- Привет, - улыбнулась в ответ девушка. – Вот дипломную работу на проверку несу.
- Я смотрю, твой пёс постоянно за собой таскается. Не боишься, что кого-нибудь искусает? Неприятности будут. Злой он у тебя.

Юноша не рисковал подойти к Серафиме близко: Шныря, встав между ними, принял боевую стойку, демонстрируя оскал и удерживая возможного обидчика хозяйки на расстоянии.
- Никакой он не злой. Просто работа у него такая: меня охранять. Да и не кусал ещё никого – повода не возникало.
- Это понятно! Кто захочет испытать на себе крепость его зубов?
- Это точно: никто, - она погладила своего любимца.
- А не боишься, что из-за него, боясь подойти, за тобой не будут ухаживать ребята?

- Мой жених полюбит не только меня, но и мою собаку, - парировала Серафима и пошла своей дорогой.
Шныря, проследив за дальнейшими действиями Владимира и чуть приотстав, побежал за своей обожательницей.
Серафима, как любая девушка, мечтала о своём принце и свято верила, что он обязательно её найдёт, и никто не помешает их встречам и не омрачит их светлое чувство. Но, сказанные знакомым парнем слова, заронили сомнение в чистое девичье сердце: неужели собака станет преградой любви?

Шныря почувствовал изменение настроения Симы. Он стал забегать вперёд, виновато заглядывая в её лицо, и тыкаться носом в колени, словно спрашивая о причине грусти и предлагая свою помощь. Девушка остановилась и присела на корточки. Верный страж не отводил преданных глаз от взора хозяйки. Его виляющий пушистый хвост демонстрировал радость и внимание. Морда пса потянулась к лицу девушки, и влажный язык стал неутомимо вылизывать её щеки, нос, лоб, смывая печаль и сомнение.
– Шныря, какой ты у меня хороший! Я тоже тебя люблю!

-2-
Ирина, давно мечтавшая о внимании со стороны Владимира Кузнецова, была награждена за терпение. Наступил момент, когда молодой человек, ухаживающий то за одной, то за другой девушкой, заметил и голубоглазую белокурую красавицу. По мнению Ирины, Володя не был ловеласом, а настойчиво и упорно искал свою единственную любовь, а с ней девушка отождествляла себя.
Ирине исполнилось восемнадцать лет. Она была неискушенна и неопытна. Настойчивость Владимира Ирина воспринимала как озарение его метущейся души и как итог исканий, и девушка с радостью ответила ему взаимностью.

Ирина, так долго ожидавшая свою первую любовь, безоглядно отдалась этому чувству. Она не могла налюбоваться на своего избранника, внимала каждому его слову, стремилась предупредить все его желания. Ирина решительно не желала видеть отрицательные черты характера Владимира, не хотела слушать о нём ничего дурного, когда подружки, зная его натуру, пытались охладить её пыл.

Владимир, используя свою привлекательную внешность и красивую фигуру, обладал талантом обольстителя и стремился как можно больше покорить девичьих сердец. Ему очень нравилось влюблять в себя девчонок и отвергать их, растаптывая нежные чувства юных красавиц.  Он обожал видеть их страдания и слёзы. В такие минуты Владимир представлял себя всемогущим властелином мира. Иногда девушки, наслышанные о нём, не хотели принимать ухаживания и всячески сторонились его. Такое упорство раззадоривало альфонса и заставляло проявлять недюжинную смекалку и изобретательность на амурном фронте. После капитуляции слабой стороны, Владимир ощущал себя великим полководцем. Его душа была переполнена чудовищным цинизмом по отношению к другим людям, который не позволял пробиться нежным росткам сострадания и любви. Сам того не понимая, Владимир больше всего в жизни боялся полюбить.

Ещё зимой, на дискотеке от скуки он подошёл к грустившей Ирине и, заметив уже давно знакомое сияние глаз, решил поиграть в любовь и с ней.
Владимир прекрасно осознавал суть происходящего, стараясь сильнее привязать к себе девочку, используя её слабости, пока не почувствовал себя хозяином положения.

Для начала Владимир почаще стал здороваться с Ириной, изобразив грусть и томно всматриваясь ей в глаза, и, видя искреннее смущение девушки, позже втихаря подсмеивался над ней. Затем наступило время шоколадок и маленьких мягких игрушек. Девушка с замиранием сердца и благодарностью принимала подарки, и её пылкое воображение дорисовывало недостающее тепло, уважение и бережность в действиях любимого.

Свой первый поцелуй она узнала в тёмном подъезде одного из небольших поселковых домов. Это случилось в марте. Она не помнит, как очутилась там, но всю волшебную гамму ощущений, мягкость губ, прерывистость дыхания и крепость рук вспоминала ещё очень долго. От переизбытка чувств Ирине хотелось плакать. Ей хотелось вырваться и бежать, как ветер, и в то же время остаться с ними, замерев в объятиях. В ту ночь девушка долго не могла уснуть: снова и снова вспоминая трепет свидания.

Вечерами, когда они гуляли по посёлку, молодой человек стал позволять себе резкость и неуважение по отношению к Ирине. Она же по неопытности думала, что так ведёт себя любой настоящий мужчина. Ирина считала, что, терпя неприятности и любя всем сердцем, имеет все права на Владимира, и он принадлежит только ей.
Однажды на дискотеке она заметила, как одна девчонка откровенно кокетничала с любимым.
Это было как гром среди ясного неба. Мощный взрыв ревности ударил в голову, а его отголосок перехватил дыхание. Не помня себя от ярости, Ирина за волосы, почти волоком вытащила соперницу из клуба, начала бить её и кричать что-то оскорбительное. Она не в силах была видеть около своего Володи других девушек, потому что была уверена, что только она, Ирина Шпилькина, могла любить его безоглядно, только она была нужна ему по-настоящему, только между ней и им может быть та любовь, которую воспевают поэты и музыканты, единственная, нерушимая и на всю жизнь. Ради её сохранения Ирина готова на всё.

После этого инцидента Владимир окончательно убедился, что может играть на чувствах влюблённой простушки. Он стал чаще обманывать её, предпочитая общество друзей, реже брал с собой на увеселительные мероприятия. Находясь в плохом настроении, мог обидеть и даже ударить подругу. Любящее сердце Ирины невыносимо страдало, всё прощало и надеялось.

Однажды на свой юбилей Ирину и Владимира пригласила однокурсница Верка. День рождения отмечался с размахом, и была приглашена масса народу. Родители Верки ушли к своим родителям, предоставив трехкомнатную квартиру в распоряжении именинницы и её друзей.

Владимир и Ирина зашли в комнату, когда на сдвинутые столы выставлялись бутылки водки, портвейна и браги. Несколько парней сидели на диване и чинно, как их отцы, вели мужскую беседу, остальные курили на балконе. Прекрасная половина приглашённых гостей хозяйничала на кухне, нарезая тонкими ломтиками варёную и копчёную колбасу, хлеб, перемешивая салаты в эмалированных блюдах, пересчитывая тарелки, вилки и рюмки. Все находились в предвкушении праздника.

Ирина поспешила на помощь к подругам, Владимир, приветливо кивнув парням, прислушался к разговору.
- В прошлую пятницу с Лёхой Лопаткиным и Гошей Домниным хорошо «побухали»: домой еле пришёл, – Веселков Семён обласкал взглядом, стоящие на столе бутылки. – Сколько водки «выжрали» - не помню. Помню, что мало казалось, да дури не хватало.  Сходили к Трушенихе: у неё бражка особливая. Подзаправились у неё, и сразу в голове шторм и полный непонимай приключились! Во! Это по-нашему!

- Она же в брагу куриный помёт добавляет, - поморщился Студнев Александр.
- А мне по барабану! Лишь бы дуреть!
- Так и загнуться не долго…
- А чем ещё заниматься? Не вздрючивать же на колхозных полях! От работы кони дохнут, а я хочу погулять и пожить в своё удовольствие!
- А как же завещание великого лысого: «Работать, работать и ещё раз работать»? – попытался процитировать Ленина Иван Голубков.

- Дурак! Он так про учёбу говорил, - посмеялся Кузнецов.
- С Сёмкой я согласен: про себя забывать нельзя. Сам о себе забудешь, другой тем более не вспомнит, – Сашка голодными глазами посмотрел на расставляемые закуски. – И прожить жизнь нужно так, чтобы не было мучительно больно вспомнить о бессмысленно проработанных годах.
Веселков потёр ладони и нетерпеливо поинтересовался:
- Может, пропустим по одной в чисто мужском коллективе?
- Не надо, а то Верка обидится. Скажет, что без неё её пропили, - возразил Иван.
- Да ладно, - поддержал товарища Сашка. – Давай, наливай. Хоть бабам меньше достанется, а то моя опять соревноваться станет: кто выносливей. Она налижется, а мне её блевотину убирай.  Достала.

Услышав призывное бульканье, курильщики заторопились составить компанию.
Девчонки были категорически не согласны со спонтанно начатым праздником и, прихватив, ещё не выставленные блюда, быстренько разместились на свободных стульях и табуретах.
Наполнив рюмки, все дружно поздравили именинницу. Через несколько минут послышались первые шутки и анекдоты.

- Наш-то Пестель до сих пор ворот побаивается, - с набитым ртом изрёк Степан.
- А что так? – Ромка меньше месяца демобилизовался и пока не слышал о всех чудачествах сельской молодежи.

- Ты же знаешь, что наш барон не терпит препятствий и промедления, - Степан одним глотком опорожнил рюмку и закусил шпротами. Он хотел рассказать очередную байку про своего барана, крепкого с крутыми рогами в два кольца, своенравного, бесцеремонного самца, ревниво относящегося ко всем овечкам деревенского стада. – Утром, когда мать выпускала корову и его из стойла, чтобы проводить их в стадо на пастбище, он, гад такой, если замечал, что ворота ограды закрыты, с разбегу бил их рогами. Естественно, грохот разносился по всему дому, и уснуть после этого было невозможно. Ворота снести старался и тогда, если они не были распахнуты, когда возвращался с лугов.  Вот и решили мы его проучить. Для этой потехи я позвал Лёху Лопаткина. Утром, когда мать пошла выпускать Пестеля и Звёздочку, мы стояли за оградой у ворот, сняв задвижки и держась


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
     19:19 13.04.2016 (1)
Я так переживаю за Серафиму и за Ирину тоже.
     16:49 15.04.2016 (1)
Добрый час, Анна! Очень приятны Ваши отзывы, и надеюсь ( опираясь на мнение других читателей), что дальнейшее повествование тоже не разочарует. С наилучшими пожеланиями.
     21:00 15.04.2016
Роман  ваш большой, буду читать потихоньку.
Реклама