Произведение «К 100-летию песни "Священная война"» (страница 1 из 9)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Литературоведение
Темы: песняСвященная войнаБоде
Автор:
Читатели: 2635 +1
Дата:
Предисловие:

К 100-летию песни "Священная война"

 Да-да, не удивляйтесь, именно столетию этой песни посвящается данная работа. На календаре сейчас конец апреля 2016 года..., и ровно в эти дни 100 лет назад была создана великая песня "Священная война".
 Но наберитесь терпения..., я обо всём расскажу.


ПРЕДИСЛОВИЕ:


  Жизнь - удивительная штука...  Так сложилось, что я очень мало знаю о своих предках. Мои знания о них ограничиваются двоюродной бабушкой..., о своих же родственниках по прямой линии у меня информации нет почти никакой. В этом моей вины нет...
  Когда почти одновременно в нескольких родственных семьях арестовывают всех без исключения взрослых, а их детей отправляют в спецприёмник, и спустя четыре года начинается война - то обрываются все нити..., не остаётся даже фотографий...   Я только знаю, что мои предки были преподавателями, управленцами, инженерами. Кстати, скажу об уровне преподавания в те далёкие годы - упомянутая выше моя двоюродная бабушка Варвара окончила перед самым началом Первой мировой войны женскую гимназию в Самарканде. Я не думаю, что в сегодняшнее время в тех местах ( в школах ) можно было бы выучить семь языков, включая четыре современных европейских, коими овладела моя бабушка в процессе образования..., и это при "загнивающем" царизме...

  После октябрьского переворота 1917 года и последовавшей за ним гражданской войны, часть нации была вынуждена покинуть свою Родину, а другая часть осталась здесь, в Советском Союзе. Мои предки были в числе оставшихся..., сколько же выпало всего на их долю ! Моя мама встретилась со своей тётей только в 1966 году, больше никого из родных не удалось найти..., даже малейших упоминаний о них. Я тогда ещё был "несмышлёнышем" - пошёл  во второй класс и от рассказов своей "обретённой" бабушки в моей памяти остался лишь общий фон...
   Совсем недавно мне попалась на глаза статья Андрея Мовчана ( финансист, физик ), в которой  очень ярко обрисована атмосфера сталинского времени..., и мне вновь вспомнились рассказы моей бабушки о тех временах; -  иногда по вечерам за нашим семейным столом собирались гости..., и я краем уха ( неосознанно ) кое-что слушал.

   Вот несколько отрывков из этой запоминающейся статьи:

__________________

.......

   Вы - уже десяток лет после голодного студенчества, когда одну шинель вам приходилось носить пять зим, а ботинки ( тоже одни ) вам латал знакомый сапожник "за так", работаете инженером в КБ в Москве. На дворе расцвет СССР, вы недавно смогли с женой и дочкой переехать из холодного угла избы её родителей в районе нынешней ул. Свободы в отдельную комнату 9 кв.м. в доме-малоэтажке на Соколе ( правда у вас на 18 комнат один туалет и кран, из которого течёт ржавая холодная вода, но по сравнению с промерзающим углом это - роскошь ).
  Жена работает учителем в школе,  дочь - в яслях ( вам повезло ), двух зарплат с шестидневной работы вам хватает на скромную еду и типовую одежду, иногда к празднику вы можете даже подарить что-то жене  - например "вечную" ручку. Жену вы любите и балуете - она молодая ( родилась в канун революции ), уже "новый человек", нежная и добрая.
  Зря вы её балуете -  не знает она, что можно, а что нельзя. Лучше бы били, как большинство ваших бывших соседей по деревне её родителей ! Как-то в школе на педсовете, на разборе, почему не все учителя в достаточной степени доносят до классов справедливость и своевременность расправы с предателями и изменниками, она не только не выступает с сообщением о всеобщей радости, но даже тихо говорит своей многолетней подруге и коллеге: " Как этому вообще можно радоваться ? Какие бы они ни были - они же люди ! ". Говорит она это тихо, но доносов будет написано целых три, один - от подруги.

  Жену вашу возьмут через неделю, в час ночи.
  Будут спокойны и вежливы, вы на два голоса будете кричать, что это ошибка, и они будут уверять - конечно ошибка, но у нас приказ, мы довезём до места, там разберутся и сразу отпустят. Утром вы начнёте пытаться выяснять, а ваши друзья, на вопрос, как выяснить, будут уходить от разговора - и сразу от вас, при следующей встрече вас просто не замечая. Наконец вы дорвётесь до нужного кабинета, но вместо ответов вам начнут задавать вопросы и покажут признательные показания - ваша жена была членом троцкистской группы, связанной с японской разведкой. Цель - развращать школьников и опорочивать советскую власть. На листе с показаниями будет её подпись - дрожащая и слабая, в углу две капли крови. От вас будут требовать дать косвенные улики - "Не могла же она не говорить с вами на эти темы ? С кем из подозрительных лиц она встречалась?"

  Вы будете кричать: "Этого не может быть, я знаю её ! Это провокация контрреволюционеров ! Я буду жаловаться вплоть до товарища Сталина". -  "Ну хорошо, - скажут вам. - Вы сами решаете, помогать органам, или нет. Идите".
  Впрочем, возможно, что вид крови вызовет у вас приступ тошноты, к голове прильёт, станет жарко, руки похолодеют и начнут мелко дрожать, а в груди появится мерзкое чувство тоски. Вы сгорбитесь и неожиданно услышите свой голос, говорящий - "Да, да, да, конечно, теперь я понимаю, да, она говорила мне не раз, но я думал что это она - от доброты, но я, знаете ли, я всегда ей твёрдо говорил…"

  "Пишите" - подвинет вам карандаш "начальник".
  И вы напишете. Но это неважно, потому что в обоих случаях за вами придут через 4 дня,  -  4 дня, в течение которых вас не будут замечать коллеги и знакомые, и даже родители жены не пустят вас на порог. Вы пройдёте все стадии - возмущения и страха; после первых побоев - ужаса и возмущения; когда вы усвоите, что бить вас будут дважды в день - в камере "по-народному", отбивая почки, ломая нос и разбивая лицо, а на допросе — "по-советски", выбивая печень, разрывая диафрагму, ломая пальцы, раздавливая половые органы - вы сживётесь с ужасом, и никаких других чувств у вас больше не будет. Вы даже не будете помнить, что у вас была дочь ( и где она? ) и жена.

  Вам повезёт. Вы быстро подпишете всё, что надо.
  Ещё 6 человек возьмут на основании ваших показаний - лишь одного из них вы знаете, это тот коллега, который отказался с вами здороваться. Когда вы будете подписывать показания на него, только на этот миг, у вас проснутся человеческие чувства - вы будете испытывать злорадное удовлетворение. Чудо будет в том, что вас обвинят всего лишь в недонесении ( либо следователям приятно сочинять сложные истории, либо - есть разнарядка на разные статьи ).

  Вы отправитесь в лагерь, просидев 5 лет попадёте на фронт, в первом же бою вас ранят в руку, она так никогда и не выздоровеет до конца и поэтому опять на фронт вы не попадете - вас вернут в ваше КБ. Бить вас в лагере ( чуть вернёмся назад ) будут ещё много и часто, зубы будут выбиты, нос свёрнут навсегда, пальцы, которые умели играть на гитаре, больше никогда не смогут даже нормально держать ручку. Вы никогда уже не сможете спокойно смотреть на еду и будете запасать под подушкой чёрные корки, вы будете пожизненно прихрамывать, никогда не спать больше четырёх часов и вскакивать от каждого шороха, а звук машины за окном ночью будет вызывать у вас сердечный приступ.

  Вы попытаетесь найти вашу дочь, но не найдёте - её отправили в специальный детдом для детей врагов народа,  дальше война и следы теряются. Архивы бы помогли, но они закрыты и не будут открыты.

  Вы никогда не узнаете, что сталось с вашей женой, но я вам расскажу - я же всё знаю.
  Вашу жену доставили в приёмник и сразу там же, не дожидаясь допроса, изнасиловали находившиеся в том же приёмнике уголовники. Их было шестеро, у них было два часа, охрана не торопилась, а следователь запаздывал - много работы. Она сопротивлялась примерно минуты три, пока ей не выбили 5 зубов и не сломали два пальца. Вот почему ей было трудно подписывать признание. Но кровь на бумаге была от разорванного уха ( разбитый нос уже не кровоточил после пятичасового допроса ). Ухо ей разорвали на допросе - следователь, не дожидаясь ответа, будет ли она признаваться, ударил её несколько раз подстаканником по голове ( на самом деле он злился, что чай холодный, работы до чёрта, и девка красивая и в теле, почему сволоте уголовной можно, а ему - офицеру - нет ?! ) .

  Она тоже быстро всё признала и подписывала всё, что скажут - один раз только она заколебалась - когда подписывала показания на вас. Но ей сказали, что отправят в мужскую камеру, и она подписала. Её тоже быстро отправили в лагерь. Но она была менее гибкой - вы быстро научились прислуживать блатным и воровать пайку когда никто не видит, а она всё пыталась защищать других от издевательств, за что её ненавидели и блатные и забитые доходяги.

  Как-то через примерно год, когда она сказала что-то типа "нельзя же так бить человека!", кто-то из блатных баб придумал — "ах нельзя? ну так мы должны тренироваться, чтобы правильно научиться — даешь, б*дь ОСОАВИАХИМ !"  Её раздели и били, показывая друг-другу, кто как умеет, а "политических" заставили оценивать удары по десятибалльной шкале. Каждый удар вызывал оживлённые споры среди жюри - ведь надо было отдать кому-то предпочтение, а проигравший мог обидеться. Никто не заметил, когда она умерла - упала быстро, били лежащую. Заметившая сказала: "Сука, сдохла, так не интересно. Шабаш всем !".

  Вы прожили ещё 15 лет после войны, умерли в 50 лет от инсульта. Вы жили всё это время, конечно, не в своей старой комнате на Соколе, а в полукомнате, которую Вам выделил Минсредмаш ( за картонной перегородкой жила семья из 4 человек, дверь была одна, но и туалет уже всего на 7 комнат ). Половину этого времени вы получали большинство товаров ( а нужно то вам было всего ничего ) по карточкам и талонам.
  Вы так и не успели купить радиоприёмник, слушали радиоточку, которая была на половине соседей, но почти всегда включена. Когда у вас отказала левая половина, вас уже через 6 часов вывезли в больницу и положили на матрас в коридоре. К вам не подходили, так как признали безнадёжным. Вы умирали в своей моче и экскрементах ещё около суток, но это было ничто по сравнению с лагерем — это было так же хорошо, как отправка на фронт, как ранение, как узнать, что рука не будет работать, как верить в то, что ваша жена умерла и не мучается ( до 56-го года вы только верили, а не знали ).

.............

  Цена страха Европы перед коммунизмом, цена сталинской стратегии "ледокола", цена коллаборационизма перед войной - 26 млн жизней. Цена репрессий - не менее 3 млн. трупов и 6 млн. вернувшихся из лагеря. Цена раскулачиваний и "вредительских-расхитительских"  законов - ещё 4 млн. Треть страны. Зачем ? Чтобы сперва за счёт Запада начать делать плохую сталь и старые танки, а потом уставить свои заводы трофейными станками и работать на них до 21-го века? Чтобы безнадёжно отстать в сельском хозяйстве ( генетика - буржуазная лженаука ) и кибернетике ( продажная девка империализма ) ? Чтобы до 90-х годов не изжить бараки, до 80-х не избавиться от господства коммуналок ? Чтобы телевизор через 30 лет после войны стоил полугодовую зарплату кандидата наук, автомобиль - 5 лет работы, квартира ( кооператив ! ) - 20 лет работы, если позволят, и где дадут - там дадут ?!

.............

  Нам нужна десталинизация. Это чудовище и спустя 60 лет после смерти


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама