Анонсы стихотворений
СтихотворениеАвтор
ОСЕННЯЯ СОНАТА18012
Каменная роза4534

Cтихотворения в прозе (страница 1)

Сортировать произведения по: дате | названию | автору | читателям | баллам

****

Где взять слёз?
Сердце замерло, как камень...
Где взять слёз?
В горле ком давно застыл...
1591 143
Старая липа скрипела сердито: «Придёт  лето, а я не одета.
Осенью люди спилили мои ветки, лишили красы – зелёной косы.
И теперь я стою голая, жалкая... 
Когда ещё отрастут новые веточки – мои деточки?
385 109

****

Еще один круг
замедленный…
Мысль застревает в дальнем углу комнаты.
Едва уловимое тиканье часов…
Опьяняют весны ароматы.
Солнца лучи, птичий щебет.
Апрель.

****

Ох, погодушка, погодушка,
Что испортилася ты?
Уплыла моя лебёдушка,
Отцвели мои цветы.
Читаю Гумилева вслух, и снова удивляюсь... Читаю Гумилева вслух, и плачу и улыбаюсь. Читаю Гумилева вслух, но почти уже шепча, едва-едва губами шевеля, потому что я сама в замке плачущего короля! Читаю Гумилева вcлух, сейчас по-иному нельзя, он и так был забыт долгие года. Пусть народ лишили власти его слова, он птицею Феникс вернулся снова, ведь он творил не в дань капризной моде, а повинуясь внутренней свободе. Когда подступит к сердцу тоска, когда я опять печалью стану больна, то буду вновь вслух Гумилева читать, срываясь на шепот, и понимать, сидя, колени обняв, что я вижу словно в первый раз, как далеко-далеко на озере Чад изысканный бродит жираф...

****

Была Мечта, прозрачная, будто из хрусталя.
И не было ничего ценней её и прекрасней.
Но слишком хрупко всё, что ценно и прекрасно.
И вот потому остались лишь осколки…
Поэзия – не чепуха.
Создай шедевр без томной спеси,
почувствуй музыку стиха
в версификаторском процессе,

****

Горький страх поглотил пространство норы,
брошенный, как подачка, сыр плесневел.
Бог читал муррраками, ему почему-то было смешно.
Влажная, липкая мысль ворошилась в углу и тихо попискивала.
          
Бомбы на Киев, страшные дни – помним,
Одессу, погромы, сожжённых людей – помним,
горящую Волгу и Павлова Дом – помним,

****

Я знаю, ты сидишь спиной к окну,
Весь погруженный в работу...
Я знаю, ты любил не одну,
Тебя гложат дела, семейные заботы.
Пишу тебе в последний день зимы на маленьком клочке цветной бумаги. Пишу, устав от снежной кутерьмы, не веря, что весна всего лишь в шаге.
Хотя на март надежды никакой. Он взял себе права на месяц зимний. Заиндевели ивы над рекой. Ещё так далеко до тёплых ливней. Но воздухом владеет благодать. Она во всё живое селит веру. Без веры мне письма не отослать любимому до слёз пенсионеру.
Ты говорил: из дома ни ногой, а сам умчался, только поманили. Скучаю по тебе, мой дорогой, хотя дела по дому закружили.
На юге-то, наверное, тепло. Набухли почки ранних абрикосов… А у меня крылечко замело. По радио сейчас поёт Утёсов… Трещат дрова в побеленной печи, канючит кот, дерёт подстилку в клочья.

****

Я для тебя зажгу свечу,
И будет все по Пастернаку...
Сладкую ночь тебе подарю,
Повинуясь любви знаку,
Идёт-гудёт седая осень,
Древес драконит одеянья.
Ну а тебя где черти носят?
Удрал – спасибо за вниманье!

****

Я не девушка с обложки, у меня характер кошки, что идет своей тропой, извилистой и непрямой. Есть котенок, нежный, сладкий! Он сопит в своей кроватке, я мурлыкаю ему песни, сказки про луну. А устану от забот, сяду у окошка, может мимо ты пойдешь и прошепчешь: "Кошка, киска милая моя", но для тебя опять важней окажутся дела... Я же шерстку распушу, оближу котенка, что уже успел проснуться и смеется звонко!
Утром было тяжелее всего,
утром Он был как чистый девственный лист,
как киноэкран перед началом сеанса,
как поверхность мёртвой планеты,

****

Медленно по морю плыл закат, качалось солнце на волнах... вы говорили: "Я так рад забыть о всех делах", и что- то тростью чертили на песке, я же от волнения комкала свой платок в руке. Вы рассуждали о Сократе, Нероне и Плинии, и все выводили тростью на песке линии. А у меня сомнения душу рвали, молоточками в висках стучали. Легкие сумерки окутывали бронзовый пляж, а мне дышать мешал тугой корсаж...Вы подали руку, промолвили: "Надеюсь я не нагнал на Вас скуку?" Мы разошлись, и не встретиться нам, увы, никогда.... А за нами волны смыли так и непрочитанные слова:"ВЫ МОЯ МЕЧТА"
Найти себя среди дождя попробую сегодня, уйду босая, без зонта хлебнуть воды из небосвода. И пусть по телу пройдет дрожь, и смоются чернила, ах, дождь, моей надежды дождь - подай мне свежей силы - любить и жить, оставив за спиной прошлого руины...

****

Из покореженного тела
Душа уходила несмело...
Под окном родные и друзья
Ждали его возвращения,
Холод стены и губ твоих жар,
Меня охватил любви и страсти угар.
Замедляли бег стрелки на часах,
Мы совсем запутались в мыслях и словах.

****

Как научиться нам любить?
Как быть Любовью самому?
Ведь терпкий быт сковал
Раздумья пылкие веревкой...
Биение сердца...
Яркая вспышка...
Капли расплавленной стали...
Падение вниз...

****

В необъяснимом - суть.
Ты даже не гадай, не думай.
О, вечная Луна ты освещаешь ложе брачное моё
Священным в час такой становится жильё.
Невесты юной поступь, так божественно легка,
на ножке драгоценной нет, даже каблучка...

****

Когда-то там было людно, но нынче редко возносятся души туда. Палаты, словно из госпиталя. Никелированные спинки кроватей. Простыни серые — в чистоте. И корни, проросшие в стенах, как в джунглях. Не запустение, но оставленность налицо. Как фотография в сундуке. Боги оттуда ушли. Давно. Но это нас не тревожит. Нас пятеро. Мужчины и женщины. Гендерность, впрочем, там значения не имеет. Мы строим корабль, украшая его парусами. Мы жаждем плыть, путешествием наполнив сердца. Мир этот неведом, но он больше Земли в тысячи раз. Он весь покрыт лесами и малыми реками, животных там нет. Леса и реки хоть и пусты, но они прекрасны своим одиночеством. Сотни жизней не хватит, чтобы их обойти и проплыть. Там особая грусть. И величие далёких просторов. Неба там почти не видать. Потому что высокое очень. Корабль плавно скользит по протоке меж недвижных кустов и веток, что склонились к воде. Фотография из сундука. Дорогая вещица когда-то...
В открытое окно крадется ночь...
Она тихонько подошла и шепчет:
"Пора уснуть и мысли бросить прочь,
Они мешают бросить тебе тело...

****

И я проснусь от скрипа санного,
Когда я снова стану маленьким,
И мир чудес открою заново.
Где есть ненависть, возроди  любовь.
Где затаилась обида, научи прощению.
Где зародились сомнения, посей правду.
Где ошибки, направь на путь истинный.

****

перешагнёт
и полетит к следующему балкону,
на котором с тоской в задумчивости курит
следующее одиночество..
Дождь побежит по крыше,
Но мы его не слышим.
Моя рука в твоей руке,
И сердца стук так слышен.
760 35

****

Любимые черты… в тебе я нахожу!
Но ты уже не тот герой, того романа!
Причиной были Мы , к тому что развело...
И нет теперь у нас в этом обмана.
Любить себя огромное искусство ,
не за грехи, за чистоту ,
за жажду жизни,
за желание помочь другому

****

Что сделает Раскольников?
-над всеми став начальником
расколет казначейство он
всё тем же топором
Россыпь ягод алых,
Припорошена колючим снегом.
Оттепель прошла по краю...
Капели следом эхом:

****

Откройся миру и живи!!!
Будь навсегда собой...
И сделай так, чтобы вокруг,
Не замыкался мнимый круг!
Туман...
Ты помнишь, как в детстве боялся его?
Когда ранним утром выходил из дома
в эту ватную вязкость,

****

Яркий рисунок... Запах ванили...
Светлой полоской детские сны.
За спиной тихий шепот:
«Это только начало! Не спеши, подожди!»
Прощальный взмах рукой...
Белой точкой в темноте,
На миг сверкнув,
Растаяла Она.

****

Легкий, чуть слышный мотив, звучащий где-то, приносит на окраину жизни немного грусти, совсем некстати. Быть может, это последняя песня лета, и пусть воздух осенний мысли стихами взлохматит. Фонарь лучом ловит дождинки, смотрится в мокрый асфальт - покосился, облез, видно, пора на покой. Он помнит эпоху джаза, о которой писал Френсис Скотт Фицджеральд, но он не помнит уже, кто это такой. Темнота наползает на город со скоростью черепахи, запах дождя и прохлады ловят в плен сон. В старом заброшенном парке тени деревьев, словно монахи, с каждым новым порывом ветра отбивают земной поклон. Вдоль проспекта колонны домов парадным маршем уходят в прошлое. Вздыхают вслед колодцы дворов. Что есть настоящее, а что есть ложное?
Я снова разберу калейдоскоп, чтоб эти мелкие осколки с зеркалами не обнадёживали, не манили. Стеклянные цветы без запаха и стебля, вы часто ранили мои глаза непостоянством формы, буйством красок, прорастая из чьих-то снов в моё сознание. Осколки прошлого, несбывшихся надежд и разочарований. Казались вы кому-то совершенством, когда кружились, отражаясь в зеркальной пустоте, пока не поломалась эта детская игрушка…
Реклама